Всего книг во библиотеке - 055748 томов
Объем библиотеки - 017 гигабайт
Всего представлено авторов - 042771
Пользователей - 09374
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT насчет Поселягин : Назад во завтрашний день ( Космическая фантастика )

Пятая делянка продолжает «радовать неискушенного читателя» обилием разборок, океанами «детально облизанного» хабара, новыми крутыми приобретениями (так ГГ во следующий единожды поменял нейросеть — заимев симбионт «Сеятелей», что-то инда объединение сравнению не без; новобрачный приобретенными штуками «Древних» равно как говорится «небо да земля»). Далее разборки равно до сей времени крат разборки: спервоначала куцый «облом» вынудивший ГГ бросать Землю на трюме рабовладельцев (в качестве живого товара), следом разборки со его «хозяевами» да короткий мирный отрезок нахождения возьми службе на качестве чиновника (для приобретения соответствующего опыта), следом (!!!) разборки да кровопролитие члена императорской семьи... А-а! Совсем забыл! ГГ об эту пору столько крут в чем дело? может переменять свое цилиндр (по типу жидкого «Терминатора» на знаменитом фильме) да предпринимать «прочие чудеса... Так что-то во всех отношениях врагам ГГ наступает законченный равным образом полный здец! А далее... неужели конечно! ГГ во результате «неудачного эксперимента» попадает во цилиндр самого себя (времен начатки первой книги), нежели разрешает всю первоначальную загадку своего возникновения... Нет! Ну ваш брат поняли! «Новое мочало, начинай сначала»!!! ГГ находясь на теле 0-летнего мальчишки вновь (!!!!) начинает копить хабар, сколько бы затырить видоизмененный взятка имея присутствие этом грандиозные мероприятия до переустройству вселенной. Гм... прямиком говоря всего лишь текущий лапидарный парафраза меня довольно утомил, соответственно так как «рабыня Изаура» истерически «плачет во сторонке», а работники обыденщина снова впереди... так пишущий эти строки пойду «посмотрю что-то после дальше»... И на самом деле сериал! Бразильский МЛИН!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT относительно Поселягин : Я с будущего ( Космическая фантастика )

Впечатления через второго прочтения четвертой части данного СИ оживили мои воспоминания... Именно получай этой части аз многогрешный забросил данную СИ на стародавний раз, так как «рояли равно накипь музыкальные инструменты» лежали еще «не рядами», а колоннами грозя «обрушиться получи и распишись голову неподготовленного читателя... Судите сами: ГГ зверски злостный через предыдущего «кидка», во случающийся разок превращает капитуляция во победу, осваивается держи дикой планете «Древних», тащит из того места флорес хабара равным образом ставит себя импланты да нейросеть поуже отнюдь не Содружества, а тех а «Древних» (что по образу вас понимаете значительно круче), дале паки отравляется получи и распишись «Матушку-Землю» т.к (отчего ведь прямо там) должны бытийствовать заныканы арты «Сеятелей» (тех что такое? были равным образом давно миров Содружества равным образом по «Древних»). В их поисках ГГ «случайно» (и на первоочередной раз) проваливается на прошлое, идеже находясь до сейте поры на большем гневе (судно равно зарплата остались так во «будущем») начинает слаживаться выкопать некоторые арты да корабль, кстати помогая равно как отступающим частям РККА, в такой мере равно вермахту (да, да, ГГ в действительности сообразно отцу...) В общем во дежурный сейчас тысячный единожды «поднасрав» англам (обязательный присущность произвольный книги автора) равным образом что-то никак не взорвав Биг-Бен (тоже непременный «пункт меню») ГГ ещё совершает «прыжок назад» во рiдные 00-е, идеже его ждут очередные разборки... Нет ваша милость осознаете?!? Это ж прям 000% бразильский сериал! Честно говоря ежели бы далеко не действие (дающая ми случай перелистывать равным образом комментировать) едва ли ли моя особа бы дотянул давно конца этой части... А этак — продолжаем «ценить дальше»! А после этого «все стРаньше равным образом стРаньше»...

Рейтинг: +1 ( 0 за, 0 против).
Гекк насчет Рагорин : Ракетчики ( Альтернативная инцидент )

Одолел 00% накануне 0991 года, понял идею автора что такое? непритворный Союз сие Украина, Белоруссия равным образом Прибалтика, а Россiя населена башкирами да татарами да начинай их в хрен, всех узкоглазых чукчей. Да, равно львовян да эстонцев также должно стукнуть вкупе со цыганами.
Тут ми вслед за Будулая огорчительно выходит равно ваш покорный слуга эту какашку снес...

Рейтинг: +4 ( 0 за, 0 против).
юлина насчет решетка : Серебряная сборник лучших сказок таблица ( Сказка )

Издавалась такая часть -Драгоценные сказки решетка -в 00-х. Многие собирали книги,судя до отзывам во Интернете,у некоторых снедать полная коллекция.У меня снедать одна-Бронзовая равным образом снова одну ваш покорный слуга из трудом нашла на Интернете-Серебряную.Это букинистическая серия,больше симпатия далеко не издается.Сказки тогда подлинно редкие,давайте соберем всю серию.Если у кого кушать книги такого склада серии,добавляйте,пожалуйста.

Рейтинг: +5 ( 0 за, 0 против).
surok62rus ради Богданов : S-T-I-K-S. Сердца трех. ( Боевая фантастика )

В общем классно,к героям появилась возлюбленный следовать их любовь,хотя во начале подумал аюшки? они вшивота сраная.Ни нежели отнюдь не не идет в сравнение рассказа относительно Карата.Молорик.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn относительно Михайловский : «Гроза» навстречу «Барбароссы» ( Альтернативная событие )

В качестве эпиграфа - болтание двух блондинок:
- Хочу принца в белом коне да 0 миллионов баксов!
- А с какой радости безграмотный 0 миллиардов?
- Ну нужно но бытовать реалисткой!


Я могу выверить на машину времени. В то, что такое? ученый, он горазд ее сделать, далеко не сорвался на Штаты - меньше, а также могу.

Но выверить на Путина, жалеющего об подмосковия равно стремящегося помочь Сталину (пусть равным образом ради хорошие деньги) - ну-ка никак! Не стало быть равно однако тут!

Нужно но взяться реалистами...

Ну, равно наравне вечно на современной российской литературе, - обычный строфа нате тему сволочных хохлов да Крымнаша... Прямо чувствование какой-то цензуры, которая другим образом создание никак не пустит :)

Рейтинг: +6 ( 0 за, 0 против).
Гекк ради Максютов : Князь с десантуры ( Альтернативная анналы )

И тезис есть, равно концепция правильная, а скандовать дозволительно всего только на трамвае...

Рейтинг: +2 ( 0 за, 0 против).

Золотой билет, alias Чарли равно шоколадная мануфактура (fb2)

- Золотой билет, alias Чарли да шоколадная фабричонка (пер. С. В. Кибирский , ...) 0434K, 00с. (скачать fb2) - Роальд Даль

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает во Internet Explorer)


Настройки текста:



Роулд Дал Чарли равно шоколадная мануфактура Фантастическая рассказ

Пересказали: С. Кибирский равно Н. Матреницкая

Иллюстрации: В. Мочалов

Стихи: А. Усачев


Посвящается во всех отношениях детьми

Глава 0 ПОЗНАКОМЬТЕСЬ С ЧАРЛИ

То, что до нежели наш брат собираемся тебе рассказать, отечественный молодой читатель, чистейшая правда. Произошла буква анналы никак не что-то около давно, хотя, конечно, равным образом неграмотный вчера. Но люди, насчёт которых пойдет речь, наверное, живы-здоровы да поныне.

Итак, в окраине одного большого города во крошечном деревянном домике — на нем было только лишь двум комнатки да просто-напросто одна кроватища — жилка довольно-таки большая семья: миниатюрный мальчонка по части имени Чарли, его папа римский равно мама, которых звали мистер равным образом обращение Бакет, а опять же родаки его родителей — деда Джо да бабусенька Джозефина, дедок Георг равным образом бабуня Георгина.

Все они были очень-очень хорошие равно добрые люди, но, увы, очень-очень бедные. Единственная сексодром была отдана четырем старикам — положительно старым равно слабым. Они были беспричинно слабы, почто почти что в жизнь не вместе с нее безвыгодный слезали.

Дедушка Джо да дедилка Джозефина располагались бери одной стороне, старый Георг да дедилка Георгина — получи другой.

Мистер равным образом обращение Бакет вообще из маленьким Чарли спали на видоизмененный комнате получи матрацах, постеленных из первых рук держи полу.

В летнее миг весь было полностью терпимо, хотя ранней весной, по осени равно особенно зимою согласно полу неусыпно дули такие леденящие сквозняки, что-нибудь от случая для случаю становилось прямо невыносимо.

Почему они отнюдь не покупали дворец не чета или — или несмотря на то бы пока что одну кровать? К сожалению, об этом невыгодный могло взяться да речи, чрезвычайно уже они были бедны.

Единственным на семье, кто именно имел работу, был мистер Бакет. Он трудился в заводе зубовный пасты да поголовно дата сидел получи и распишись скамейке, навинчивая крышечки получи тюбики, конечно, потом того, по образу они заполнялись пастой. Но следовать закручивание платили сверх меры мало, равно как бы бы ревностно убогий мистер Бакет неграмотный работал, что бы бегом дьявол никак не завинчивал крышки, ему сроду никак не удавалось подхалтурить достаточно, дай тебе оторвать хоть бы половину того, на нежели нуждалась его большая семья. Денег никак не хватало пусть даже держи еду. Все, который они могли себя дать добро — сие булка равным образом маргарин бери завтрак, вареную картошку получи и распишись обед, да капустную похлебку получи ужин. В воскресенье еды было хоть сколько-нибудь побольше, следственно весь дом от нетерпением ожидала конца недели.

Конечно, им безвыгодный грозила голодная смерть, же безвыездно — равно старики, равным образом родители, равным образом особенно крохотный Чарлик со утра до самого вечера жили из ужасным ощущением пустоты во желудке. Чарли, естественно, страдал через сего сильнее всех. И добро бы папа либо — либо мамка через каждое слово подсовывали ему свою долю обеда или — или ужина, его сильнеющий гетеротроф беспрестанно требовал еды. Ему нужно было что-нибудь паче сытное, нежели картошка равно капустная похлебка. Однако сильнее токмо получи свете, что ни странно, возлюбленный мечтал о… ШОКОЛАДЕ.

Каждое утро за дороге на школу Чарлику приходилось проскользнуть мимо магазина, на витрине которого красовалось бездна великолепных плиток шоколада. Он машинально останавливался, пронзительно разглядывал их, прижимаясь носом ко стеклу, равным образом отдельный единовременно его зев наполнялся слюной. Не в один из дней равно безвыгодный двушничек на с утра до ночи возлюбленный наблюдал, что некоторые мальцы вытаскивали изо карманов плитки сливочного шоколада равно с жадностью их поедали, сколько пользу кого Чарли, известно же, было фронтальный пыткой.

Только единожды во году, для приватный сутки рождения симпатия получал допустимость вкусить шоколадом. Вся хомут всеобщий бадняк копила деньги, да рано или поздно наступал сей благополучный день, Чарли получал на сувенир маленькую шоколадку, просто-напросто одну, хотя зато всю ее был способным ссосать целиком. И любой раз, при случае наступало сие самое замечательное, самое идеал утро его дня рождения, дьявол рассудительно укладывал свое нещечко на маленькую деревянную коробочку, которая считалась его личной собственностью, равно лелеял ее, мнимый симпатия была сделана изо чистого золота. Первые порядком дней Чарли всего только смотрел получи свое сокровище, никак не позволяя себя даже если притронуться ко нему. Наконец, рано или поздно длительнее вытерпеть сделано безграмотный было сил, дьявол осторожный надрывал бумажную обертку из одного уголка, отламывал маленький кусочек, клал его на хлебало и… ждал, в эту пору волшебная сладкость неграмотный растечется согласно языку. На последующий воскресенье спирт отламывал уже нераздельно махонький кусочек, равно где-то будень следовать днем, замедляя утеха ото шестипенсовой шоколадки побольше нежели держи месяц.

Но пишущий сии строки снова безграмотный поведали тебе, свой ранний читатель, что до том, что такое? мучило маленького любителя шоколада в большинстве случаев лишь держи свете, в чем дело? было про него хоть большей пыткой, нежели плитки шоколада во витринах магазинов иначе говоря то, на правах прочие детвора жуют шоколад стоймя у него сверху глазах. Насколько сие было ужасно, твоя милость безграмотный можешь себя да представить: напрямик наизворот дома, на котором жил Чарли, высилась ОГРОМНАЯ ШОКОЛАДНАЯ ФАБРИКА. Представляешь?

Причем сие была невыгодный не мудрствуя лукаво огромная шоколадная фабрика. Это была самая большая равно самая знаменитая умереть и никак не встать во всех отношениях мире шоколадная «ФАБРИКА ВИЛЛИ ВОНКИ» — величайшего изобретателя равно мастера шоколадного условия с всех, как-нибудь существовавших для свете. Какой но огромной да таинственной возлюбленная была! Вокруг нее высились мощные стены, пролив охранял электронный сторож, изо труб шел толстый дым, откуда-то изо глубины доносились диковинные звуки, а наруже в полмили окрест на любом направлении круг был дословно пропитан с удовольствием сладким запахом жидкого шоколада.

Дважды на дата до дороге во школу да назад маленькому Чарли приходилось просунуться мимо ворот фабрики. И отдельный присест спирт стихийно замедлял нарезка равно поднимал то и в магазине вроде позволяется выше, стараясь вдосыть вкусить волшебным шоколадным ароматом.

О, на правах возлюбленный любил данный запах!

О, в качестве кого некто мечтал по малой мере когда-нибудь попасть вовнутрь фабрики равным образом изведать до сей времени своими собственными глазами!

Глава 0 ФАБРИКА ВИЛЛИ ВОНКИ

Вечером затем ужина Чарли как всегда шел во комнату стариков согнуться их истории, а а там заблагорассудилось им спокойной ночи.

Каждому изо сих весть старых людей было уж вслед девяносто. Сморщенные, во вкусе чернослив, равным образом тощие, в качестве кого скелеты, они цельный день, на срок внука малограмотный было дома, лежали во своей кровати, за пара не без; каждого конца, подремывая равным образом нисколько никак не делая. Но еле заслышав журчание открывающейся двери да громкий звук Чарли, говорившего: «Добрый вечер, дедуля Джо равным образом бабусенька Джозефина, добродушный вечер, старый Георг да старушонка Георгина», — до этого времени четверо с быстротою молнии садились во кровати, их изможденные лица озарялись довольными улыбками, равным образом начиналась беседа. Они любили сего маленького мальчика. Только некто вносил соль на их жизнь, равно его прихода к вечеру они стиснув зубы ожидали поголовно бесконечный день. Мать равным образом батька Чарли через каждое слово равно как заходили ко старикам, останавливались во дверях да со увлечением слушали истории, которые они рассказывали Чарли. Вот так, сумме всего лишь в полчаса, хотя зато первый попавшийся вечер, буква крошечная комнатка становилась местом, идеже царило счастье, да идеже весь семейные всё забывала касательно голоде, нищете да холоде.

Однажды вечером, зайдя, во вкусе обычно, для старикам, Чарли спросил: «А правда, ась? шоколадная фабричонка Вонки самая большая во мире?»

— Правда! — воскликнули до этого времени четверо хором. — Конечно же, правда! О, господи, ой ли? твоя милость сего неграмотный знал? Да возлюбленная в один из дней во полусотня лишше все равняется какой другой!

— И художник Вонка истинно самый выдающийся шоколадник во мире?

— Мой по дороге мальчик, — сказал дедуся Джо, приподнимаясь чуточку повыше нате подушке, — художник Вонка — САМЫЙ изумительный, САМЫЙ фантастический, САМЫЙ вдохновляющий темно-шоколадный ремесленник нет слов по всем статьям мире. Я полагал, сие не секрет всем.

— Дедушка, моя персона слышал, аюшки? некто знаменит да аюшки? спирт архи благоприятный мастер…

— Слышал? ХОРОШИЙ МАСТЕР? — всплеснул руками дедуся Джо. — Не-ет, возлюбленный малограмотный просто-напросто атомный мастер. Он — ШОКОЛАДНЫЙ МАГ И ВОЛШЕБНИК. Он может предпринять все, ни чуточки все, зачем захочет. Разве сие далеко не так, мои дорогие?

Трое стариков согласие закивали головами:

— Чистейшая правда. Правдивее малограмотный бывает.

А дед Джо вместе с удивлением спросил:

— Ты что, хочешь сказать, мы сроду безвыгодный рассказывал тебе по части мастере Вилли Вонке равно его фабрике?

— Никогда, — ответил махонький Чарли.

— О, господи, ей-ей аюшки? сие со мной случилось?

— А твоя милость расскажи сейчас, дедушка, неужто пожалуйста.

— Ну конечно, ясно же, расскажу. Садись-ка поближе, выше- дорогой, равным образом стараясь малограмотный допустить ни слова слушай.

Дедушке Джо было девяносто полдюжины из половиной полет — в таком случае очищать столько, по какого возраста бедно который весь доживает, — да похоже во всех отношениях очень-очень пожилым людям дьявол памяти уставал равно на ход дня обыкновенно всего ничего говорил. Но вечером, когда-когда во комнату заходил милый внук, некто каким-то удивительным образом молодел. Вся его старческая немочь пропадала, равно некто казался задорным да полным сил.

— О, Вилли Вонка! Ты инда увидеть себя невыгодный можешь, что-нибудь сие вслед за человек, — из благоговением проговорил дедок Джо. — Вот, скажем, знаешь ли ты, для примеру, почто некто изобрел паче двухсот новых сортов шоколада, причем, отдельный с них из особой начинкой, которая была чудесно слаще равным образом вкуснее всего, в чем дело? выпускали часть шоколадные фабрики!

— Чистейшая правда, — подтвердила бабуня Джозефина. — Он отправляет домашние заедки нет слов целое и концы в воду света. Разве неграмотный так, старый Джо?

— Так, так, моя дорогая. Их покупают всегда короли равным образом президенты на мире. Но возлюбленный делает безграмотный лишь шоколад. У мастера Вонки во запасе век в наличии до некоторой степени без затей фантастических изобретений. Знаете ли вы, например, что такое? симпатия придумал средство творить шоколадное мороженое, которое никак не тает получи и распишись солнце, а вновь лишше замерзает?

— Но сие а невозможно, — исподлобья прошептал миниатюрный Чарли.

— Вот именно, невозможно! — кучеряво согласился дедок Джо. — Это безнадежный абсурд, и, тем невыгодный менее, художник Вонка есть это!

— Совершенно верно, — чохом закивали головами старики, — наш брат самочки его пробовали.

— Это снова что, — неспешно равным образом внятно продолжал дед Джо, ради Чарли отнюдь не пропустил ни единого слова, — умелец Вонка делает мармелад, какой имеет тяга фиалок; карамельки от начинкой, которые, доколь их сосут, меняют окраска каждые червон секунд, а да маленькие воздушные конфетки, которые тают, как бы токмо попадают получи язык. А уже дьявол выпускает жевательную резинку, которая отродясь малограмотный теряет вкуса, да сахарные шарики, которые допускается разметший вплоть до громадных размеров, а по прошествии времени проколоть булавкой да съесть. Кроме того, всего ему известным способом спирт делает необыкновенные конфеты во виде яиц холодный канарейки не без; множеством черных крапинок по мнению бокам; эдак вот, если их берешь во рот, они становятся постоянно слабее да меньше, равно абие бери кончике языка остается небольшой желто-сахарный птенец.

Дедушка Джо перевел направление равно не без; явным удовольствием облизнул губы.

— От одной всего лишь мысли у меня текут слюнки, — мечтательно произнес он.

— У меня тоже, — сглотнул миниатюрный Чарли. — Ну пожалуйста, врешь дальше.

Во период их беседы мистер равно госпожа Бакет, мамаша равным образом священник Чарли, тихонько вошли во комнату да остановились у двери.

— Тогда быстро расскажи Чарлику равно об этом сумасшедшем индийском принце, — посоветовала повитуха Джозефина. — Ему беспременно понравится сия история.

— Ты имеешь на виду принца Пондичери? — потешно захихикал деда Джо.

— Кого но еще? — закивала головой бабуленька Джозефина. — Другого такого богатого равным образом бестолкового принца отнюдь не выискать возьми во всех отношениях белом свете.

— Это тот или другой вовсе рехнулся, — вставил старик Георг.

— Но жуть богатый, — добавила дедилка Георгина.

— А зачем некто такого сделал? — с нетерпением спросил Чарли.

— Ну, о ту пору слушай, — сказал дедуля Джо, — автор расскажу тебе об этом.

Глава 0 ШОКОЛАДНЫЙ ДВОРЕЦ ИНДИЙСКОГО ПРИНЦА

— Как-то раз в год по обещанию идеал Пондичери написал Вилли Вонке письмо, — начал старик Джо, — на котором просил его завернуть на далекую страну Индию, с намерением создать великий палаццо до нитки с шоколада.

— И зачем искусник Вонка?

— А сколько виртуоз Вонка? Поехал равно построил. Какой сие был дворец! Только как ни странно себе! Сто комнат, равным образом однако изо разных сортов цветного шоколада. Шоколадными были кирпичи чтобы стен равным образом фундамент, шоколадными были окна равно потолок, шоколадными были ковры, картины, меблировка да кровати. И пусть даже во ванной комнате — тоже, кстати, с шоколада — с кранов лился палящий да низкая температура шоколад.

Когда всегда было закончено, штуцер Вонка сказал принцу Пондичери:

— Считаю своим долгом опередить вас, уважаемый, ась? в летнее время палаты до второго пришествия безвыгодный простоит, того самое лучшее безвыгодный теряйте времени да мгновенно но начинайте его есть.

— Вздор! — возмущенно затопал ногами принц. — Чепуха! Я малограмотный собираюсь принимать близкий цвета шоколада дворец! Я аж безвыгодный собираюсь обкусывать его лестницы иначе говоря облизывать стены, моя персона собираюсь ЖИТЬ на нем!

Но виртуоз Вонка оказался, что всегда, прав, эдак в духе абие наступили адски теплые дни, при случае солнопек палило, как темпераментный костер, великолепный палаццо начал таять, как черепаха оседая получай землю, равно безмозглый принц, некоторый во сие промежуток времени сладостно спал во гостиной, проснулся на огромной коричневой липкой луже шоколада.

Маленький Чарли сидел незыблемо в краю кровати и, далеко не отрывая взгляда, смотрел получай дедушку. Лицо его светилось, а лупилки были раскрыты приблизительно широко, сколько зрачки можно подумать растворились на них.

— Неужели сие ДЕЙСТВИТЕЛЬНО правда, — экзальтированно прошептал он, — иначе твоя милость несложно дурачишь меня, дедушка?

— Правда, правда! — в унисон закричали прочие старики. — Конечно, правда! Спроси, кого хочешь!

— Подожди, пишущий эти строки расскажу тебе малость еще, равным образом сие в свою очередь хорэ чистой правдой, — продолжил дедуля Джо, нагнувшись рядом ко Чарли да понизив звук перед шепота. — Никто… никогда… оттуда… неграмотный выходит!

— Откуда?

— И никто… никогда… туда… не… входит!

— Куда?

— На фабрику Вонки, конечно!

— Дедушка, что-то твоя милость имеешь во виду?

— Я имею на виду рабочих.

— Рабочих?

— Да, рабочих. На всех фабриках, что тебе известно, имеются рабочие, которые на ране входят, а вечере выходят изо ворот фабрики. На всех, за исключением фабрики Вилли Вонки. Вот скажи, твоя милость своевольно когда-нибудь видел, дай тебе как например единодержавно смертный входил тама тож выходил оттуда?

Маленький Чарли с любопытством посмотрел в стариков. И хоть бы они доброжелательно ему улыбались, на их лицах отнюдь не было да тени шутки alias розыгрыша.

— Ну, что-то около видел другими словами нет? — повторил старик Джо.

— Я… моя особа вообще-то безвыгодный знаю, дедушка, — шатко ответил Чарли. — Когда пишущий эти строки прохожу мимо фабрики, ее воротца постоянно закрыты…

— То-то равным образом оно, — победоносно подтвердил старик Джо.

— Но опять-таки тама должны заниматься какие-то люди…

— Не люди, Чарлик. Во всяком случае, НЕ ОБЫЧНЫЕ люди.

— Тогда кто?

— Эхе-хе… В этом-то постоянно равным образом дело… В этом да заключается пока что одно доказательство гениальности мастера Вонки.

— Чарли, дорогой, — позвала госпожа Бакет через двери, близко которой возлюбленная стояла. — Уже эпоха спать. На нынче достаточно.

— Но, ма, пишущий эти строки ДОЛЖЕН узнать…

— Завтра, мои дорогой, завтра…

— Тоже верно, — нехотя согласился дедка Джо. — Остальное ваш покорный слуга доскажу тебе завтра.

Глава 0 ТАИНСТВЕННЫЕ РАБОЧИЕ

На последующий будень дедуля Джо, по образу равным образом обещал, продолжил особый рассказ.

— Видишь ли, — начал он, — в оны годы получи и распишись фабрике Вилли Вонки работали тысячи людей. Но против всякого чаяния в одно красота время возлюбленный как пороша на голову потребовал, дабы целое они ДО ЕДИНОГО ЧЕЛОВЕКА покинули фабрику равно никогда в жизни пуще безграмотный возвращались.

— Но почему? — удивился Чарли.

— Потому почто сверху фабрике появились шпионы.

— Шпионы?

— Вот именно, шпионы. Понимаешь, часть мастера шоколадных дел начали белой завистью завидовать тому, что такое? Вилли Вонка делает такие прекрасные конфеты да различные остальные сладости; этак вот, они начали упекать возьми фабрику шпионов не без; целью выкрасть его секретные рецепты. Шпионы устраивались ко нему нате работу, а позже отдельный изо них во точности узнавал подноготная производства какого-то одного вида конфет или — или шоколада.

— И они, конечно, передавали их своим хозяевам? — догадался Чарли.

— Наверное, — дед Джо задумчиво почесал затылок, — ибо ась? абие здание Фикельгрубера против всякого чаяния также основы вытворять мороженое, которое далеко не тает инда получай самом жарком солнцепеке. Затем мануфактура Проднауса выпустила карамель, невыгодный менявшую вкуса, что бы целый век ее невыгодный сосали. А попозже равно мануфактура Слугворта вводные положения публиковать сладкие шарики, которые дозволяется было проводить давно огромных размеров прежде тем, по образу проколоть булавкой да съесть. И таково далее, да эдак далее. И тут художник Вонка дернул себя следовать бороду равным образом вскричал:

— Это катастрофа! Они погубят меня! Везде шпионы! Фабрику придется закрыть.

— Но чай спирт никак не есть этого, — воскликнул Чарли.

— А чисто равно сделал. «Мне бог жаль, — сказал дьявол рабочим, — же вас придется пошакалить другую работу». Затем некто фундаментально закрыл железные воротища да гайда в них массивную цепь. И видишь каштановый исполин Вонки нечаянно замолк да опустел. Из труб перестал следовать дым, механизмы остановились. Ни одна ретивое чище никак не вошла тама да никак не вышла оттуда; непосредственно а Вилли Вонка целиком пропал с вида.

Передохнув, деда Джо продолжил:

— Шли месяцы, а мануфактура так же оставалась закрытой. И весь из сожалением говорили: «Бедный знаток Вонка. Он был экий хороший. Он делал такие восхитительные сладости. Нам их в такой мере малограмотный хватает. Это конец».

Однако по времени сотворилось неизвестно что взаправду поразительное. Однажды раным-рано ни свет ни заря всегда увидели клубы густого разноцветного дыма, поднимающиеся с высоких труб. Люди на удивлении останавливались равным образом восклицали: «Что происходит? Кто-то разжег печи! Наверное, искусник Вонка в который раз собирается показать свою фабрику!» И, неграмотный теряя времени, побежали для воротам, надеясь увидеть, сколько они королем открыты, равно законный со временем Вилли Вонка приглашает своих рабочих безотлагательно начать делом.

Увы, огромные железные воротца были как прежде основательно закрыты бери замок, а самого мастера Вонки неграмотный было равно на помине.

«Но фактически фабрика-то работает! — галдели люди, — слышите? Снова гудят машины, на воздухе ещё раз запахло жидким шоколадом…»

Дедушка Джо наклонился вперед, длинным костлявым пальцем дотронулся до самого колена внука и, понизив голос, сказал:

— Но самым загадочным вот по всем статьям этом, Чарлик, были тени во окнах фабрики. Люди, стоявшие нате улице, видели, что ради матовыми стеклами главного корпуса двигались какие-то маленькие тени.

— Тени кого? — памяти спросил Чарли.

— Вот-вот, прямо сие всех равно интересовало. «Там переставать рабочих, — говорили товарищ другу люди. — Но чай тама ни одна душа безвыгодный входил. Ворота постоянно минута были закрыты. Здесь самую малость невыгодный так. И ни одна душа с того места малограмотный выходил».

— Ясно было одно, — задумчиво помолчав, вернулся для рассказу дедок Джо. — Фабрика вновь РАБОТАЛА. И продолжает делать последние червон лет. Более того, не без; каждым годом шоколад равным образом конфеты, сделанные держи ней, становятся постоянно сильнее фантастическими да восхитительными. Но теперь, при случае знаток Вонка изобретает что-нибудь новое равным образом покамест побольше поразительное, ни мистер Фикельгрубер, ни мистер Проднаус, ни мистер Слугворт, ни любые прочие шоколадные мастера сделано неграмотный могут пронюхать их секрет. Ни одинокий агент ныне безвыгодный во состоянии влезть вовнутрь фабрики Вонки равным образом выяснить, почто с годами происходит.

— Но, дедушка, кто, — вскричал Чарли, — кто такой делает всю работу возьми фабрике мастера Вонки?

— Увы, сего ни одна грудь малограмотный знает и, наверное, вовек безграмотный узнает.

— Но сие а нелепо! Неужели пустое место отнюдь не догадался задать вопрос об этом у самого мастера Вонки?

— Дело во том, Чарлик, ась? не без; тех пор симпатия общий пропал с вида. Он отродясь от того места невыгодный выходит. Единственно, сколько из того места следственно — сие шоколад равно конфеты. Они поступают сквозь специальное самозахлопывающееся окошечко во стене еще на упакованном виде. Каждый с утра до ночи ко окошку подъезжает какой-то грузовик, забирает их равно развозит за указанным адресам.

— Но, дедушка, кто такой но все же затем работает?

— Мой по дороге мальчик, — растерянно пожал плечами дед Джо, — сие — одна с величайших загадок равным образом к нас, равным образом в целях лишь шоколадного мира. Мы знаем всего то, ась? ОНИ беда маленькие. Тени, которые когда появляются во окнах, особенно после драки кулаками не машут вечером, если зажигается свет, принадлежат людям крошечного роста, ну-кася скажем, невыгодный меньше мой колена…

— Таких людей отнюдь не бывает, — победоносно произнес Чарли.

Но здесь во комнату вошел зачинатель Чарли, мистер Бакет. Он возвратился к родным пенатам со работы, размахивая экстренным выпуском вечерней газеты.

— Вы слышали новости? — страстно закричал возлюбленный из порога равно развернул газету так, с целью совершенно могли наблюдать безмерный заголовок:

«НЕСКОЛЬКО СЧАСТЛИВЧИКОВ, НАКОНЕЦ, СМОГУТ УВИДЕТЬ ФАБРИКУ ВИЛЛИ ВОНКИ ИЗНУТРИ».

Глава 0 ЗОЛОТЫЕ БИЛЕТЫ

— Уж безграмотный хочешь ли твоя милость сказать, что-нибудь кому-то возьми самом деле хорошенького понемножку разрешено пробиться в фабрику? — воскликнул дедуся Джо. — Так читай а скорей, который после этого написано.

— Хорошо, — сказал мистер Бакет, поднося газету для самому носу. — Ну, слушайте.

ЭКСТРЕННОЕ СООБЩЕНИЕ

КОНДИТЕРСКИЙ ГЕНИЙ ВИЛЛИ ВОНКА, КОТОРОГО НИКТО НЕ ВИДЕЛ ПОСЛЕДНИЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ, ПРИСЛАЛ НАМ В РЕДАКЦИЮ СЛЕДУЮЩЕЕ СООБЩЕНИЕ:

«Я, Вилли Вонка, намерен не позволить пяти детям, заметьте, всего лишь пяти равным образом никак не более, перебывать мою фабрику. Этим пяти счастливчикам собственной персоной мной склифосовский показано целиком и полностью все; они смогут вкусить постоянно секреты да волшебства моей работы. Затем, ко концу экскурсии во качестве особого сюрприза и оный и другой с них получит столько шоколада равным образом конфет, в чем дело? ему не ведь — не то ей хорошенького понемножку возьми всю оставшуюся жизнь. Итак, ищите Золотые Билеты! Я напечатал высшая оценка билетов получай специальной полезный бумаге да спрятал их по-под оберткой пяти обычных плиток шоколада. Эти плитки могут прийтись повсюду — на любом магазине, для все в одинаковой степени какой улице, во любом городе, во каждый стране мира, бери любом прилавке, идеже продаются сласти Вонки. И исключительно пяти счастливчикам, которым повезет разыскать сии билеты, короче разрешено наведать мою фабрику равным образом познать все, сколько после этого происходит.

Желаю удачи равным образом счастливой охоты!

Вилли Вонка»

— Да симпатия легко рехнулся, — пробурчала повитуха Джозефина.

— Он неподражаем! — вскричал дедка Джо. — Он жрец равным образом волшебник! Это гениально! Трудно себя инда представить, который пока что начнется! Весь общество бросится держи поиски сих Золотых Билетов! Все будут сторговать что чрезвычайно шоколадки Вонки на надежде выкопать единодержавно изо них! Благодаря этому некто продаст больше, нежели настанет день раньше. А представляете, сколько стоит радости ждет того, кому повезет?!

— А насколько шоколада равным образом сладостей получай всю жизнь, притом по сию пору бесплатно, — мечтательно зажмурил зенки дедулечка Георг. — Подумать только!

— Чтобы ввезти целое это, им понадобится ни за что невыгодный менее грузовика, — сказала бабулька Георгина.

— От одной мысли об этом ми становится дурно, — вздохнула старуха Джозефина.

— Вздор! Чепуха! — воскликнул старый Джо. — Чарли, неужели нешто неграмотный пленительно основать обертку равным образом увидеть, по образу подо ней заблестит Золотой Билет?

— Конечно, прекрасно, дедушка, хотя у меня-то для сие кто в отсутствии дерьмовый надежды, — грустно ответил Чарли. — Я получаю плитку шоколада исключительно присест на году…

— Как знать, дорогой, во вкусе знать, — заметила дедилка Георгина, — твой дата рождения держи следующей неделе. Ты имеешь экой но шанс, в качестве кого равно всё-таки другие.

— Боюсь, что-то сие отнюдь не ничуть так, — покачал головой мистер Бакет, — все же разыскать Золотой Билет смогут загодя общей сложности те, кто именно имеет случай подмазывать шоколад с головы день. А выше- Чарлик может себя сие дозволить только что единожды во году, следственно не факт ли нам пристало сверху что-либо надеяться.

Глава 0 ПЕРВЫЕ ДВА СЧАСТЛИВЧИКА

Первый Золотой Билет был найден получи последующий но день. Его обладателем стал неведомый Августус Глуп, равно на вечерней газете, принесенной мистером Бакетом, красовалась его большая фотография: уродливо ботелый девятилетний мальчик, выглядевший так, якобы его надули мощным насосом. Огромные трясущиеся плиссировка жира свисали со всех частей его тела, а моська напоминало значительный пончик, на глубине которого ненасытно поблескивали маленькие, как подтертый медный пятак для бусинки глазки. Как сообщала газета, город, идеже жил Августус Глуп, сообразно этому поводу точно сошел вместе с ума. Во всех окнах были вывешены флаги, школьников отпустили бери каникулы, равным образом во целомудрие юного героя был организован парад.

— Я легко малограмотный сомневалась во том, что такое? муж Августик найдет Золотой Билет, — лопаясь с гордости, заявила его источник корреспондентам. — Он первый попавшийся число поедает столько шоколада, что такое? иного результата по существу отчаянно себя да представить. Видите ли, пища — его самое любимое занятие. Это — единственное, в чем дело? со всей серьезностью интересует его. Но однако сие как-никак лучше, нежели взяться хулиганом, просить изо препятствие alias затоплять водою соседей, невыгодный что верно ли? Кроме того, пишущий эти строки ни капельки уверена, ась? сомнительно ли бы возлюбленный столько ел, неравно бы сего невыгодный требовал его организм. Ведь шоколад — сие витамины. Зато нынче симпатия сможет навестить фабрику Вонки. Мы из мужем гордимся своим сыном.

— Фу, какая омерзительная женщина, — раздосадованно заметила повитуха Джозефина.

— И безграмотный не так рвотный порошок мальчик, — добавила старушонка Георгина.

— Итак, осталось четверик Золотых Билета, — задумчиво сказал старик Георг. — Интересно, кому они достанутся?

Всю страну, ага почто там, поголовно мир, казалось, охватила шоколадная лихорадка: люди, забыв о во всем возьми свете, бросились в поиски оставшихся билетов. Солидные дамы врывались во кондитерские магазины, покупали махом сообразно чирик плиток шоколада Вонки да из треском разрывали обертки на надежде испить первоклассно золотисто-золотой бумаги. Вооружившись молотками, будущее страны допьяна разбивали приманка копилки равно со всех ног неслись на прямой магазин, зажав финансы на кулаке. В одном городе именитый головорез ограбил авалист равно во оный а с утра до ночи потратил всегда деньга для шоколадки Вонки. А эпизодически полицейский ворвалась на дом, чтоб взять почти арест его, ведь увидела, ась? спирт сидит держи полу, оцепленный горами шоколада, да вскрывает обертки лезвием длинного ножа. В далекой Гренландии юница по мнению имени Шарлота Грен в полный голос заявила, сколько нашла дальнейший билет, однако позднее проверки спирт оказался общей сложности едва ловкой подделкой. Известный инглиш ученый, педагог Фоулбеди изобрел машину, которая, безвыгодный вскрывая обертку шоколадки, зараз но давала ответ, вкушать ли по-под ней Золотой Билет. У механизмы имелась механическая рука, которая со огромной скоростью «выстреливалась» равно мигом хватала все, имеющее на себя на худой конец малость золота. На какое-то эпоха показалось, почто вопрос Золотых Билетов решена. Но, для сожалению, на ходе публичной демонстрации механизмы во кондитерском отделе крупнейшего во городе универсама «рука» как вместе с неба свалился «выстрелила» на сторону равно схватила золотую коронку держи зубе герцогини, которая на оный минута на беду находилась рядом. За сим последовала столько безобразная сцена, который инструмент была начистую разбита толпой.

А слово в слово вчерась дня рождения Чарли Бакета листок сообщила, что такое? нашелся второстепенный Золотой Билет. Его счастливой обладательницей стала девоха до имени Верука Солт, жившая совместно со своими богатыми родителями далеко-далеко что-то около получай юге страны. И паки вечерняя толстушка поместила колоссальный двойник счастливицы, которой приближенно повезло. Она сидела в обществе своими, сияющими с счастья, родителями на гостиной их дома, размахивая Золотым Билетом да улыбаясь изумительный вполне рот.

Отец Веруки с азартом равным образом подвижно объяснял корреспондентам, равно как прямо был найден Золотой Билет:

— Видите ли, парни, значит, вроде всего-навсего моя напитки девчонка сказала мне, что такое? она, как например тресни, должна кто наделен нераздельно изо сих Золотых Билетов, ваш покорнейший слуга тута а поехал во городок равным образом стал кроме разбора откупать всё-таки шоколадки Вонки, какие всего-навсего попадались ми нате глаза. Я купил их, наверное, тысячи, согласен зачем с годами тысячи — сотни тысяч. Затем я, значит, погрузил их в грузовики равно отправил бери свою фабрику. Дело во том, парни, сколько муж предпринимательство — земляные орехи, да получи и распишись моей фабрике работает поблизости сотни женщин; они очищают орехи с скорлупы, чтобы, значит, их позволяется было после поджарить да подсолить. Ну, аз многогрешный да сказал им: «О"кей, девочки, кончайте-ка сбрасывать кожуру не без; орехов и, значит, начинайте сбрасывать обертки со шоколадок».

Я заставил их заниматься из раннего утра до самого позднего вечера. Так прошли три дня, а наш брат нисколько далеко не нашли. О, сие было ужасно! Моя дорогая дочечка не без; каждым белым днем расстраивалась, значит, безвыездно сильнее равным образом сильнее равным образом всякий раз, когда-никогда пишущий эти строки приходил домой, со слезами получай глазах кричала: «Где мои Золотой Билет? Хочу муж Золотой Билет!» Она не мудрствуя лукаво чокнулась ото горя: нескончаемо валялась нате полу, дрыгая ногами равно визжа, во вкусе поросеночек. Я безграмотный желал примечать страдания моей кровиночки, оттого поклялся возобновлять поиски поперед тех пор, пока, значит, никак не найду сей чертов билет. И вот… четвертого дня одна с моих работниц внезапно закричала: «Нашла! Я нашла его, Золотой Билет!» «Давай-ка его сюда, согласен побыстрей», — приказал я, схватил билет, незамедлительно отнес до хаты да отдал моей неоцененный Веруке. Теперь возлюбленная сияет ото счастья, да во нашем доме заново всё-таки «О"кей».

— Она покамест хуже, нежели оный пузатый мальчик, — сказала старуха Джозефина.

— Да, хорошая таска ей бы отнюдь не повредила, — согласилась старушонка Георгина.

— Мне кажется, батька этой девочки действовал отнюдь не капли честно, равно как твоя милость думаешь, дедушка? — втихомолку произнес Чарли.

— Он балует ее, — ответил старый Джо, — а изо избалованного ребенка ничто хорошего безвыгодный получится, Чарлик, запомни мои слова.

— Пора спать, мои дорогой, — сказала матерь Чарли. — Не забудь: будущее твой с утра до ночи рождения, да тебе требуется пораньше встать, дабы побыстрее основать особенный подарок.

— Шоколадку Вонки! — воскликнул Чарли. — Это шоколад Вонки, однако правда?

— Да, выше- любимый, разве конечно, сие негр Вонки, — улыбнулась мама.

— О, вишь было бы здорово, разве бы на ней оказался Золотой Билет, — мечтательно произнес Чарли.

— Принеси ее сюда, в отдельных случаях получишь, — заговорщически подмигнул ему дедка Джо, — да мы не без; тобой сообща снимем обертку.

Глава 0 ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЧАРЛИ

— С белым днем рождения, из среди бела дня рождения! — слаженно проскандировали четверо стариков, в качестве кого только лишь внучек вошел ко ним во комнату преждевременно заутро следующего дня.

Чарли возбужденно улыбнулся равно присел получи и распишись грань кровати, обеими руками прижимая ко дойки частный подарок, одинарный подарок, тот или иной спирт получил во нестандартный число рождения.

«ФАДЖМЭЛЛОУ — БЕСПОДОБНЫЙ, ТАЮЩИЙ ВО РТУ ШОКОЛАД ВИЛЛИ ВОНКИ».

Все четверо стариков, в соответствии с два со каждого конца кровати, приподнялись в подушках, не без; явным нетерпением глядючи держи шоколадку на руках Чарли.

Мистер да обращение Бакет, бесшумно вошедшие вослед из-за сыном, да со волнением смотрели получай него.

В комнате воцарилось молчание. Все ждали, эпизодически Чарли начнет разворачивать шоколадку. Он уже однажды взглянул держи нее, как черепаха ощупывая со всех сторон, да ласково погладил блестящую обертку.

Затем госпожа Бакет добродушно сказала:

— Сынок, только лишь твоя милость невыгодный весть расстраивайся, разве никак не найдешь лещадь оберткой то, аюшки? ожидаешь. У тебя чай всерьёз не имеется никаких оснований не недосчитываться надежды держи удачу.

— Мама начисто права, — подтвердил мистер Бакет.

Чарли нисколько невыгодный ответил.

— Да ко тому же, — добавила старуха Джозефина, — умереть и неграмотный встать во всех отношениях мире их осталось только всего лишь три.

— А сердцевина помни, — назидательно сказала старуха Георгина, — ажно коли твоя милость невыгодный найдешь с годами билета, у тебя всегда в одинаковой степени полноте целая шоколадка.

— Да уже какая! — ФАДЖМЭЛЛОУ — БЕСПОДОБНЫЙ, ТАЮЩИЙ ВО РТУ ШОКОЛАД ВОНКИ! — воскликнул дедулечка Георг. — Что может составлять лучше! Уж она-то тебе правильно понравится!

— Да, конечно, — прошептал Чарли, — аз многогрешный знаю.

— Знаешь, Чарлик, забудь-ка твоя милость об сих Золотых Билетах да несложно получи и распишись удовольствие, — посоветовал старик Джо. — Пожалуй, таково хорошенького понемножку лучше.

Все они понимали, как дико было ожидать, который им сразу повезет, равным образом почти оберткой этой маленькой шоколадки окажется магический билет, поэтому, на правах могли, старались подготовить Чарли для возможному разочарованию. Но они и знали равно другое — каким бы ничтожным отнюдь не был вероятность нате удачу, он, тем неграмотный менее, был. Он попросту безграмотный был способным неграмотный быть. И во этой маленькой шоколадке Золотой Билет был в силах найтись по правилам из таким но успехом, равно как равным образом во какой угодно другой.

Вот благодаря этому равно родители, равным образом прародители Чарли далеко не меньше, нежели спирт сам, сгорали через нетерпения, хоть во что-то бы ведь ни стало пытались сохранить в тайне свое волнение.

— Ну ладно, неча туне дергать время, — безвыгодный выдержал дедулька Джо, — вскрывай ее, Чарлик, а в таком случае опоздаешь во школу.

— Да, пожалуй, кризис миновал отменить вместе с сим сразу, — согласился дедка Георг.

— Действительно, муж дорогой, — присоединилась ко ним старушонка Георгина, — снимай-ка твоя милость ее побыстрей, а так мы несложно сгораю ото любопытства.

Медленно, аспидски неторопливо Чарли начал разворачивать закоулок обертки.

Старики, невыгодный вставая вместе с кровати, подались заранее из всех сил, вытянув домашние тощие шеи.

Вдруг, предлогом лишше безвыгодный во силах терпеть, Чарли рванул обертку напрямик посередине, и… держи его колени упал… терракотовый золотистый, восхитительный… шоколад. Золотого Билета неграмотный было равно на помине.

— Ну который ж, вона равным образом все, — вместе с наигранной бодростью произнес дед Джо, — синь порох иного да мы вместе с тобой равным образом неграмотный ожидали.

Чарли поднял голову, четверка испарения старческих зенки бережно наблюдали вслед за каждым его движением. Он несчастно улыбнулся, пожал плечами, поднял от колен шоколадку, протянул ее матери равным образом сказал:

— Попробуй, мама. Давайте разделим ее поровну. Я хочу, с целью я съели ее совершенно вместе.

— Ну ужак нет, — возразила обращение Бакет.

И безвыездно миром закричали:

— Конечно же, нет. Об этом никак не может бытовать равно речи. Ведь сие сувенир тебе, да лишь тебе.

— Ну, пожалуйста, — взмолился Чарли, протягивая шоколадку дедушке Джо.

Но как много спирт ни просил, как много ни умолял, десятая спица приблизительно равным образом безвыгодный взял инда крошечного кусочка.

— Тебе миг на школу, муж дорогой, — прервала раздор госпожа Бакет, положив обрезки нате худенькие плечища Чарли. — Иди, а в таком случае опоздаешь.

Глава 0 НАЙДЕНЫ ЕЩЕ ДВА ЗОЛОТЫХ БИЛЕТА

Этим но под вечер во газете, которую, по образу всегда, принес мистер Бакет, было объявлено, сколько найден безграмотный токмо третий, же да четвертый билеты.

«СЕГОДНЯ НАЙДЕНЫ ЕЩЕ ДВА ЗОЛОТЫХ БИЛЕТА,» — торопливо сообщалось сверху первой полосе газеты, — «ИТАК, ОСТАЛОСЬ НАЙТИ ВСЕГО ОДИН БИЛЕТ!»

— Ну что-нибудь ж, посмотрим, — сказал дедка Джо, в некоторых случаях все рой собралась потом ужина во комнате стариков, — посмотрим, кто именно а их нашел.

«Третий билет, — прочитал мистер Бакет, держа газету лично до глазами, круглым счетом вроде плохо видел да никак не был в силах попустить себя нарыть очки, — незаинтересованный сезонка нашла некая Туся Бюрегард. В доме Бюрегардов царило сильное волнение, когда-никогда репортеры пришли взять хоть собеседование у этой счастливой юной дама — гулко трещали затворы фото- равно кинообъективов, ярким светом заливали комнату лампы вспышек, люди, толкаясь равно споря, пытались наравне допускается ближе протесниться ко новой знаменитости. Сама но знаменитость, взобравшись возьми ступ на гостиной, держала на руке Золотой Билет равным образом донельзя размахивала им, как пыталась во период верх остановить такси. При этом симпатия громко, как бы с пулемета, тараторила, однако уразуметь что-либо было чуть было не невозможно, в такой мере наравне грызло ее был забит жевательной резинкой.

— Обычно моя персона всякий раз жую резинку, — прокричала, то есть сказать, промычала она, — да узнав что касается Золотых Билетах мистера Вонки, аз многогрешный туточки но забыла относительно жвачке равно перешла для шоколад, ничего никак не сомневаясь, что такое? олигодон мне-то, наравне горькую дать, повезет. Ну а теперь, конечно, жевательная резинка ми заново любимее всего. Я ее нетрудно ОБОЖАЮ. Я минуя нее без труда ютиться малограмотный могу. Я отнюдь не жую ее, всего в отдельных случаях ем. Тогда ее требуется выпарывать из рта да склеивать следовать ухо, чтоб возлюбленная никуда невыгодный делась. Честно говоря, автор этих строк бы чувствовала себя безвыгодный во моей тарелке, если бы бы меня взять хоть получай время лишили своей жевательки. Это литоринх в духе не я дать. Мамаша говорит, что такое? юной леди, по-видимому меня, безграмотный полагается по штату промолачивать челюстями, во вкусе корова, так моя особа не без; сим безвыгодный согласна. Уж чья бы кормилица ни мычала, а ей вернее намолчаться — возлюбленная самоё орет получи меня от утра накануне ночи.

— Прикуси язык, Виолетта, — возмутилась госпожа Бюрегард изо дальнего угла комнаты, идеже симпатия стояла получай пианино, дай тебе безграмотный взяться раздавленной толпой.

— Ладно, ма, невыгодный возникай, — прокричала ей на протест юная Бюрегард. — Так вот, — симпатия который раз повернулась для репортерам, — вам, наверняка, короче призанятно узнать, почто вишь эту резинку, — симпатия вытащила из рта сухой нитки не осталось комок, — пишущий эти строки жую более трех месяцев подряд. Это новейший популярный рекорд. Наконец-то аз многогрешный побила достижение моей лучшей подруги Корнелии Принцметель. Вы бы видели, вроде возлюбленная взбесилась. Сейчас текущий кусочек жевательки на меня подороже итого нате свете. Ночью ваш покорный слуга приклеиваю его ко спинке кровати, а наутро возлюбленная правильно такая же, в качестве кого всегда. Ну, может быть, только-только потверже, же овчинка выделки стоит ее крошку пожевать, равно симпатия паки становится мягкой. Перед побитием мирового рекорда, ваш покорнейший слуга сжевывала одну штуку во день. Обычно автор этих строк меняльщик ее во лифте в соответствии с пути с школы. Почему во лифте? Да потому, аюшки? ми нравится склеивать использованную жевательку получи и распишись кнопки. Представляете? Заходит на подъемная машина человек, нажимает сверху кнопку, а получай пальце у него моя старушка жвачка. Ха-ха-ха! Вот смеху-то! А какие скандалы закатывали некоторые люди с них! Смешней лишь было стремлять возьми женщин во дорогих перчатках. Что? Ну ясно же, пишущий эти строки на восторге ото предстоящего посещения фабрики Вонки. Кроме того, как бы моя персона понимаю, некто даст ми столько жевателек, почто их хватает нате всю жизнь. Гип-гип ура!»

— Ужасная девочка, — осуждающе покачала головой старушонка Джозефина.

— Просто омерзительная, — согласилась старушонка Георгина, — чисто увидите, буква бубль-гум ее до самого добра отнюдь не доведет.

— А кто именно эврика четвертый Билет, папа? — спросил Чарли.

— Сейчас посмотрим, — сказал мистер Бакет, заново уткнувшись во газету. — Ага, во здесь. Четвертый Золотой Билет, — прочитал он, — ес мальчугашка по части имени Майк Тиви.

— Наверняка пока что единолично никчемный шалопай, быстро будьте уверены, — пробормотала бабуленька Джозефина.

— Не перебивай, бабушка, — попросил Чарли.

— Семейство Тиви, — продолжал мистер Бакет, — в свою очередь слово в слово осаждали шумные равным образом возбужденные посетители, в некоторых случаях тама прибыли наши репортеры, так юного Майка Тиви, счастливого обладателя четвертого Золотого Билета, всегда это, похоже, всего только раздражало.

— Идиоты, да ась? вы ваша сестра никак не видите, ась? моя особа смотрю телек, — зычно вопил он, — равным образом окончательно малограмотный желаю, дай тебе ми мешали!

Этот девятилетний счастливчик сидел на пороге огромным телевизором, впившись глазами во экран, да смотрел фильм, во котором одна братва гангстеров поливала изо пулеметов другую. Сам но Майк Тиви — в нем было навешено в соответствии с меньшей мере восемнадцать игрушечных пистолетов всех возможных размеров — сезон через времени вскакивал со стула, выхватывал сам изо них да выстреливал на искусство кино шесть патронов.

— Да на полтона ниже же! — затопал дьявол ногами, при случае черт-те где попытался сорвать голову ему вопрос, — автор этих строк во всяком случае просил ми безвыгодный мешать! Это такая программа, прямо закачаешься! Настоящий класс! Я смотрю ее отдельный воскресенье равным образом отнюдь не пропускаю ни одного фильма, пусть даже разве показывают какую-нибудь муру, идеже последняя ганшпуг в колеснице далеко не стреляет. Больше только держи свете аз многогрешный люблю взирать насчет гангстеров. Вот сие настоящие парни, скажу моя особа вам. Особенно, нет-нет да и они начинают впиндюривать кореш на друга пули, пилить глотки другими словами просаживать черепа. Да ваш покорнейший слуга отдал бы совершенно для свете, воеже жить, что они! Вот сие жизнь! Это настоящая жизнь!

— Довольно! — воскликнула дедилка Джозефина. — Слушать сие прямо невыносимо!

— Действительно, — согласилась из ней бабуленька Георгина. — Неужели не откладывая постоянно мелюзга такие?

— Ну, известно же, нет, — из улыбкой возразил мистер Бакет. — Такие есть, далеко не спорю, возможно, их пусть даже больше, однако издали безграмотный все, сие ужак точно.

— Итак, остался просто-напросто единственный билет, и… — начал было дедулька Георг.

— Ну равно что? — раздраженно хмыкнула дедилка Георгина. — Держу условия получай капустную похлебку, что-нибудь плацкарта нынешний попадет во цыпки такого а препротивного маленького негодника, кто поменьше общей сложности сего заслуживает.

Глава 0 ЗАНАЧКА ДЕДУШКИ ДЖО

На нижеуказанный день, в отдельных случаях Чарли вернулся на хазу с школы равно зашел обежать стариков, спирт обнаружил, что-нибудь никак не спал всего лишь дедка Джо. Остальные трое изумительный всю храпели.

— Тсс… — прошептал дедуся Джо равно наслышан поманил для себе.

Чарли получи и распишись цыпочках подошел для кровати да остановился. Старик изворотливо подмигнул, пошарил рукой подо подушкой да вытащил… истасканный старомодный кошелек.

— Здесь моя заначка, — возвышенно объяснил он. — Целых чирик пенсов. Как раз в год по обещанию держи маленькую шоколадку Вонки. Это муж секрет. Никто в отношении нем неграмотный знает. Слушай, давай-ка попробуем покамест раз, а? Вдруг повезет…

— Дедушка, твоя милость уверен, аюшки? хочешь растратить сверху сие приманка последние деньги? — безвольно спросил Чарли.

— Уверен? Конечно, уверен! — чуток ли малограмотный выкрикнул старик. — Ну что-нибудь твоя милость стоишь здесь равным образом споришь? Я неграмотный менее твоего заинтересован на том, дабы отрыть оный билет! Вот, возьми деньги, лети на ближайшую лавочку, купи первую попавшуюся шоколадку Вонки да изо всех сил назад; наш брат нераздельно ее распотрошим.

Чарли взял монетку равным образом бойко выскочил с комнаты. Через высшая отметка минут возлюбленный сейчас вернулся.

— Ну, принес? — дедок Джо с возбуждения хоть вскочил не без; кровати.

Чарли кивнул равно достал шоколадку: ФАДЖМЭЛЛОУ — БЕСПОДОБНЫЙ, ТАЮЩИЙ ВО РТУ ШОКОЛАД ВОНКИ.

— Отлично, отлично, — пробормотал старик, порывисто потирая руки. — Тогда начинай, хотя сперва оторви микроскопический кусочек.

— Нет, — отказался Чарли. — Ты заплатил вслед нее, твоя милость равным образом начинай.

Пальцы старика дрожали больше, нежели обычно, нет-нет да и возлюбленный разворачивал обертку.

— Мы в-ведь н-ни сверху в чем дело? равным образом неграмотный надеемся, — по неизвестной причине заикаясь, пробормотал он, отрывая масенький кусочек обертки. — Ты а знаешь, ась? нам малограмотный в что такое? надеяться, хотя же?

— Да, дедушка, знаю.

Они посмотрели доброжелатель получи друга равным образом что другой порывисто захихикали.

— Слушай, — сказал дед Джо, — тем безграмотный менее у нас ведь лакомиться возьми хоть какой-то шанс, во вкусе твоя милость считаешь?

— Наверное, — с нетерпением кивнул Чарли. — Ну что твоя милость ждешь, дедушка?

— Всему свое время, мои мальчик, всему свое время. С какого конца начать, равно как твоя милость думаешь?

— Вон от того. С самого дальнего. Только оторви самый-самый карликовый кусочек, с целью я безграмотный махом увидели.

— Так? — спросил старик.

— Да, об эту пору еще…

— Лучше твоя милость самостоятельно сделай это, а ведь у меня дрожат руки.

— Нет, дедушка, твоя милость начал, твоя милость равным образом заканчивай.

— Ну ладно? Тогда видишь так! — Он безотложно сорвал обертку, да двум испарения ожидающих зенки уставились на… шоколад, прямо-таки шоколад да нисколько более.

И одновременно они оба, поняв, сколько бестолково весь сие выглядит, прыснули ото смеха.

— Что у вам тутовник происходит? — сонно пробормотала старушонка Джозефина, поворачиваясь нате новый бок.

— Ничего, — ответил ей дедулька Джо, — ровным числом ничего. Спи, пожалуйста, спи.

Глава 00 СЕМЬЯ БАКЕТОВ НАЧИНАЕТ ГОЛОДАТЬ

В перемещение следующих двух недель изо всех сил похолодало, равным образом один раз заутро выстрел ранний снег. Чарли одевался, собираясь на школу, равно вследствие окнище нечаянно увидел крупные белые хлопья, с расстановкой падающие по течению из хмурого стального неба.

Снегопад был обильный, равно еще ко вечеру мистеру Бакету пришлось прокапывать тропинку ото двери в родных местах для дороге. Вслед следовать снегом задули морозные ветры, которые, казалось, малограмотный кончатся никогда. О, каким а лютым был оный холод! Все, ко чему бы Чарли невыгодный прикасался, было ледяным, а первый попавшийся раз, рано или поздно некто выходил возьми улицу, ветер, в духе ножом, пронзал его тело. От вечного холода безграмотный было спасения аж в недрах дома, много возлюбленный проникал чрез щели во окнах да подо дверью. Четверо стариков не проронив ни звука лежали в кровати, съежившись подина одеялом да думая всего-навсего в отношении том, на правах бы отнюдь не опустить оттоле тепло. Возбуждение, связанное не без; Золотыми Билетами, было давнёшенько забыто. Не погибнуть да неграмотный скончаться из голоду — смотри ась? тотально занимало умы всех членов семьи.

Неизвестно почему, однако фригидная пасмурная век возбуждает ух аппетит, заставляя превалирующая людей расставлять ловушки себя получи мысли об ароматном дымящемся борще, яблочном пироге равным образом прочих вкусных вещах, которые согревают безвыгодный всего тело, хотя равно душу. Ведь мы, вроде правило, много везучее, нежели нам кажется, равным образом чем свет сиречь время идти на покой получаем все, аюшки? желаем — давай кайфовый всяком случае, с все. Только микроскопический Чарли никогда в жизни безграмотный получал того, в чем дело? хотел — чрезвычайно полоз бедна была его семья, — поэтому, нежели длиннее длилась тюрьма зима, тем больше напропалую да необычайно некто голодал. Обе плитки шоколада — та, которую дьявол получил в кровный день-деньской рождения, да та, которую ему купил дедуся Джо — исстари были съедены, да днесь втрое на дата ему приходилось жить чем всего лишь жидкой капустной похлебкой. А незадолго да симпатия стала покамест жиже.

Дело на том, ась? завод, возьми котором работал родимый маленького Чарли, вдруг обанкротился да был закрыт. Мистер Бакет, что мог, старался выискать другую работу, только ему невыгодный везло. Поэтому единственное, нежели ему удавалось наварить изрядно пени, сие расчисткой снега получай улицах. Но сего открыто неграмотный хватало даже если для еду в целях экой большущий семьи, равным образом поза становилось нетрудно отчаянным. Теперь для фриштых на каждого полагался всего-навсего ломоть хлеба, а держи перерыв объединение половинке вареной картофелины.

Медленно, а по-видимому они до сей времени теряли силы ото голода. И произвольный день, наравне бы во насмешку, маленькому Чарли, в некоторых случаях он, пробираясь при помощи снежные заносы, торопился на школу, приходилось дефилировать мимо огромной шоколадной фабрики Вилли Вонки. И первый попавшийся день, оказываясь рядом нее, спирт задирал кровный миниатюрный с вздернутым носом что на витрине да хищно вдыхал дразнящий, бесподобный фимиам жидкого шоколада. Иногда симпатия нате мало-мальски минут текстуально застывал у железных ворот, беспрерывно втягивая климат носом, как бы пытаясь вытерпеть сей запах.

— Нашему мальчику, — заметил один раз наутро дедуся Джо, высовывая голову из-под одеяла, — нашему мальчику желательно свыше есть. Мы-то кое-как обойдемся, мы-то литоринх больно старые, дай тебе вибрировать ради себя. Но чай спирт растет, ему воспрещено безо еды. Он равным образом таково уж выглядит, что скелет!

— Что а наша сестра можем сделать? — тяжело пробормотала бабуленька Джозефина. — Чарлик отказывается взимать что-либо у нас. За завтраком мамонька попыталась было подбросить особенный часть питание ему бери тарелку, же дьявол ультимативно отказался его взять.

— Он достопримечательный парнишка, — сказал деда Георг, — и, поверьте мне, заслуживает лучшей доли.

А острог отвратительная погода, казалось, равным образом малограмотный собиралась отступать. Чарли не без; каждым среди бела дня однако значительнее равным образом вяще худел. Лицо его следственно сурово бледным равным образом осунулось, шеврет в щеках натянулась беспричинно туго, что такое? около ней проступали очерк костей. Было ясно: неравно в такой мере склифосовский тянуться да дальше, в таком случае мальчуга может всерьез заболеть.

Постепенно, не без; какой-то необъяснимой мудростью, которая неоднократно приходит ко маленьким детям, в отдельных случаях они оказываются во беде, Чарли начал доносить частный общепринятый вид жизни, так чтобы поэкономить силы. По утрам симпатия выходил изо на хазе нате чирик минут раньше, воеже неграмотный бежать, а допетрить поперед школы медленно, невыгодный торопясь. Во эпоха перемены возлюбленный оставался во классе, временно некоторые дети, выбежав держи улицу, оптимистично возились да играли на снежки. Двигался спирт в эту пору черепашьим ходом равным образом осторожно, сберегая силы.

Однажды днем, возвращаясь с школы около ледяным пронизывающим ветром (и пуще обычного испытывая вчувствование голода), симпатия снег для голову увидел, что черт знает что сверкнуло на сточной канаве. Чарли остановился у обочины равно даже если несколько наклонился, напряженно вглядываясь вниз. Там, более или менее запорошенная снегом, лежала… новенькая, блестящая, превосходная паоло на полста пенсов.

Чарли души огляделся. Может, кто-нибудь исключительно что такое? ее обронил? Нет, маловероятно ли. Ведь ее сейчас едва занесло снегом.

Мимо него, уткнув подбородки во воротники коротайка равным образом гулко похрустывая снегом, скоро все как рукой сняло мало-мальски человек. Никто с них безвыгодный искал монетку да неграмотный обратил ни малейшего внимания сверху маленького мальчика, копающегося во сточной канаве.

Значит, буква блестящая монетка его? Значит, дьявол был в силах бесстрашно взять хоть ее себе?

Чарли атас достал ее из-под снега: мокрую, грязную, а самую в чем дело? ни получи и распишись питаться настоящую!

Целых полсотни пенсов!

Он из всех сил сжал монету окоченевшими через холода пальцами, смотря держи нее, в качестве кого завороженный. В оный пора возлюбленная вызывала у него всего лишь одну идея — ЕДА!

Сам до сего поры никак не предвидя зачем, Чарли повернулся равным образом сделай так ко ближайшей лавочке, находившейся всего делов во десяти шагах отсюда, идеже продавалась всякая всячина: газеты, шнурки, сигареты, сладости…

— Что а из ней делать? — прошептал некто относительно себя. — Вот, придумал, следует дать взятку одну большую-пребольшую плитку шоколада равным образом в соответствии с кусочку закусать ее всю до нитки — незначительно сейчас, чуточку попозже — а оставшиеся денежка отнести к родным пенатам равным образом вручить маме.

Глава 01 ЧУДО

Чарли влетел на лавочку да выложил пока что влажную пятидесятипенсовую монету держи прилавок.

— Дайте мне, пожалуйста, одну шоколадку «ФЭДЖ», — попросил он, вспомнив, в качестве кого усиленно возлюбленная ему понравилась во с утра до ночи рождения.

Хозяин лавочки выглядел ровно важнецки с брюшком боров: толстые сытые губы, страшащийся многослойный подбородок, жирная шея, выступавшая по-над воротничком рубашки, что спасательный круг. Он, невыгодный поворачиваясь, достал откуда-то кзади себя плитку шоколада равно протянул ее Чарли.

Тот схватил ее, в один момент рванул обертку равно откусил громадный кусок. Затем покамест равным образом до этого времени один… и… о, какое но сие счастье, перестать обращать внимание себя на зевало вещь серьёзно сладкое! Какое а сие эйфория — учувствовать эту сладкость у себя в языке!

Толстяк шурупящий улыбнулся, выкладывая сдачу в прилавок:

— Похоже, сия негр тебе весть кстати, сынок.

В противоречие Чарли дым лишь кивнуть, в такой мере наравне грызло его был забит шоколадом.

— Ты все полегче, сынок, полегче, безвыгодный налегай таково сразу, а в таком случае у тебя заболит живот.

Но Чарли продолжал впопыхах откусывать кус ради куском. Он нетрудно малограмотный был в состоянии остановиться, да при помощи полминуты все плитка с головы до пят исчезла у него нет слов рту. Он со трудом переводил дух, да безвыездно в равной степени чувствовал себя эк счастливым. Он протянул руку и… одновременно — как застыл сверху месте, никак не на силах отвлечь взгляда с блестящих серебряных монеток, лежащих для прилавке. Целых восемь новеньких монет сообразно высшая отметка пенсов! Ну ась? случится, когда дьявол потратит покамест одну-другую?

— Пожалуй, — почти что прошептал он, — пожалуй, ваш покорный слуга куплю до этих пор одну. Пожалуйста, с вашего позволения ми правильно такую же.

— А вследствие чего бы равным образом нет? — доброхотно согласился грузный продавец, доставая от войско вновь одну шоколадку.

Чарли схватил ее, рванул обертку, и… вдруг… из-под нее… сверкнуло… в некоторой степени яркое, золотистое…

Сердце Чарли замерло.

— Да сие же… сие но Золотой Билет! — завопил толстяк, малость ли отнюдь не держи фут вприскочку вверх. — Самый истый Золотой Билет! Ты сделал новейший Золотой Билет! Кто бы был в силах подумать! Эй, постоянно сюда! Этот мальчишка ес заключительный Золотой Билет Вилли Вонки! Вот он! Смотрите, у него во руках!

Толстяка, казалось, вопрос дней склифосовский удар.

— В моей лавке! — взахлеб через восторга, ревел он, — на моей собственной лавке! Эй, кто-нибудь, быстрее зовите семо репортеров! Поосторожнее, сынок, безграмотный порви его, от случая к случаю будешь разворачивать! Ему но несложно цены нельзя!

Не как бабка прошептала да нескольких секунд, во вкусе около Чарли собралась скопище особа во двадцать, равным образом до этих пор лишше людей толкались нате улице, исступленно галдя да пытаясь влезть внутрь: во всех отношениях отнюдь не терпелось вкусить Золотой Билет равным образом его счастливого обладателя.

— Где он? — кричали одни, — поднимите его повыше…

— Вон он, пошел чтоб духом твоим здесь не пахло отсюда он! — кричали другие, — у мальчика на руках! Смотрите, что живо блестит его позолота!

— Как а этому скелету посчастливилось встретить его, хотел бы пишущий эти строки знать? — злобно выкрикнул какой-то взлохмаченный мальчишка. — Ведь ваш покорнейший слуга любой воскресенье покупал до тридцатка плиток!

— Подумать только, насколько бесплатного шоколада симпатия в настоящий момент получит, — завистливо прошипел прочий мальчишка. — Теперь дьявол обеспечен в всю жизнь!

— Ему сие достаточно кстати, смотрите, экой симпатия тощий, впрямь скелет! — смеясь, возразила стоявшая неподалёку девчушка из большим ярким бантом для голове.

Чарли неграмотный двигался. И даже если отнюдь не вытащил Золотой Билет из-под обертки. Он неподвижно стоял, зажав во обоих руках шоколадку, безграмотный замечая столпившихся кругом людей. Ощущение необыкновенной легкости охватило его, лже- дьявол превратился на эрлифтный карамболина равно парил во пространстве. Ему казалось, что-то бежим положительно малограмотный касаются земли, равно в чем дело? машина колотится черт-те где во самом горле.

В нынешний минута Чарли ощутил туше чьей-то потной руки; некто повернулся равным образом увидел тощего долговязого мужчину со раздраженно горящими глазами.

— Послушай! — прокричал оный ему на самое ухо. — Я покупаю у тебя нынешний билет. Даю полусотня фунтов. Кроме того, моя особа куплю тебе новоиспеченный велосипед, договорились?

— Да некто попросту псих… ненормальный! — отталкивая верзилу, закричала паном одетая женщина. — Мальчик, даю тебе двести фунтов! Вот они, смотри, да ась? вы тебе далеко не позывает выудить аж двум сотни фунтов?

— Ну все, хватит! — как снежура на голову вмешался плотный лавочник, протискиваясь насквозь толпу равно крепко-накрепко хватая Чарли вслед руку. — Оставьте парня на покое! Посторонитесь! Пропустите его! — И еще подведя Чарли ко самой двери, прошептал ему получай ухо: — Не вздумай никому отзывть особый билет. Отправляйся неукоснительно домой, согласен никак не потеряй его за дороге. Беги кайфовый огулом зловоние равным образом нигде отнюдь не останавливайся, понял?

Чарли не проронив слова кивнул.

— Знаешь что, — от чувством добавил толстяк, получай не уходи остановившись, — думаю, твоя милость фактически заслужил настоящий билет. И моя особа бог рад, в чем дело? спирт достался собственно тебе. Желаю счастья, сынок.

— Спасибо, — ответил Чарли, повернулся равным образом со всех ног побежал сообразно хрустящему снегу. И лишь пробегая мимо фабрики Вилли Вонки, симпатия остановился, оглянулся бери нее равным образом прокричал:

— До встречи, накануне скорой встречи!

Две минуты погодя дьявол ранее из шумом влетел на двери своего дома.

Глава 02 О ЧЕМ ГОВОРИЛОСЬ В ЗОЛОТОМ БИЛЕТЕ

Миссис Бакет на сие минута находилась у стариков, разливая им выходной суп.

— Мама, мама, мамочка! — ворвавшись будто ураган, воскликнул Чарли. — Я есть его! Смотри, мама, смотри! Вот он, свежий Золотой Билет! Он — мой! Я эврика монета получи улице, купил двум плитки шоколада, равным образом в дальнейший оказался Золотой Билет. Меня окружила целая толпа, целое хотели нарыть моего билет, только продатчик иисус христос меня. Это пятый Золотой Билет, мама, да его есть я!

Миссис Бакет встала, в качестве кого вкопанная, безгласно смотря возьми Чарли, а четверо стариков, сидевшие на кровати, от тарелками нате коленях, сразу уронили близкие ложки во суп. В комнате воцарилось оцепенелое молчание. Казалось, всех охватили чарующая сила какого-то колдовства.

Затем старик Джо хоть сколько-нибудь слышно прошептал:

— Ты все же нас разыгрываешь, Чарлик, правда? Ты без труда пошутил?

— А видишь равным образом никак не пошутил! А вона да отнюдь не пошутил! — рассмеялся Чарли, подбегая ко кровати равным образом показывая превосходнейший, красивейший, самый отборный на мире Золотой Билет.

Дедушка Джо наклонился так, что-нибудь его что на витрине под касался билета, равным образом чутко его осмотрел — компаратив сказать, обнюхал. Остальные, сотрясаясь с нетерпения, наблюдали вслед за ним, ожидая подтверждения. Наконец, деда Джо медленным темпом поднял голову равным образом бережно взглянул получай Чарли. Краска залила его морщинистые щеки, морда растянулся на счастливой улыбке, зенки заискрились, а на них, во самой середине черных зрачков черепашьим ходом загорались чертики радостного возбуждения. Затем дед Джо сильно вздохнул равно вдруг, минуя всякого предупреждения, мнимый у него среди нечто взорвалось, вскинул поднимай обе растопырки да закричал:

— Ура!

Его длинное худее останки что-то около подпрыгнуло во кровати, что-нибудь летающая тарелка со супом опрокинулась торчмя во ряшка бабушки Джозефины, равно необыкновенным прыжком сей девяностошестилетний старик, который-нибудь вслед последние двадцать полет без малого вовек неграмотный вставал со кровати, соскочил для настил равным образом победно закружился до комнате во своей полосатой пижаме.

— Ура-а-а-а! — вопил он. — Да здравствует Чарли! Ура-а-а!

В текущий миг открылась дверь, равно на комнату вошел мистер Бакет. Он выглядел замерзшим равным образом усталым, этак вроде полный долголетний дата очищал улицы ото снега.

— Черт побери! — воскликнул он. — Да почто тогда происходит?

Все стали вперебой выболтать ему.

— Не могу во сие поверить! — заявил он. — Нет, сие вполне невозможно.

— Покажи-ка ему билет, Чарли! — крикнул дедка Джо, всё-таки до сей времени танцуя бери полу. — Покажи ему пятый да завершающий Золотой Билет Вилли Вонки!

— Ну аюшки? ж, Чарли, давай, показывай, — всегда снова нетвердо произнес мистер Бакет, опускаясь получи кресло равно протягивая руку.

О, на правах некто был прекрасен, данный Золотой Билет, казалось, его сделали с тончайшего листа чистого золота. На одной стороне черными, в качестве кого смоль, буквами головокружительно красивым способом было выгравировано зов мистера Вонки.

— Читай, пожалуйста, вслух, — попросил дедулька Джо, наконец-то угомонившись да который раз забравшись во постель.

Мистер Бакет поднес сезонка чуток ли отнюдь не ко самому носу. Руки его крохотку дрожали, казалось, спирт забыл о во всех отношениях в свете. Затем, сделав мудрый вдох, возлюбленный прокашлялся да сказал:

— Ну что-то ж, прочитаем, значит, так:

«Приветствую тебя, удачный владельщик Золотого Билета! От души жму твою руку да неложно завидую тебе: поспешно твоя милость увидишь столько интересных вещей, столько чудесных сюрпризов! Я приглашаю тебя перебывать мою фабрику, тебя да всех остальных, кому счастье улыбнулось обнаружить одиночный изо моих Золотых Билетов. Я, Вилли Вонка, непосредственно проведу вам объединение фабрике да покажу все, напрочь все, а потом, когда-когда настанет времена расставаться, вслед каждым с вы последует грузовик. Эти грузовики, смею вам заверить, будут наполнены таким числом лучших на мире сладостей, аюшки? равно вам, равно вашим друзьям склифосовский бери многие-многие годы… Более того, даже если кабы какое-то срок после сии запасы иссякнут, вы хватит настать получи фабрику равно представить Золотой Билет — мы буду легко счастлив одарить вы все, все, в чем дело? пожелаете.

Но равным образом сие безвыгодный самая большая радость, ожидающая тебя. Я приготовил сколько звезд в небе других удивительных да без труда фантастических сюрпризов ради тебя равным образом всех остальных обладателей моих Золотых Билетов — потрясающих сюрпризов, которые обрадуют, удивят, а возможно, равным образом озадачат вы вдобавок всякого ожидания. В самых смелых мечтах ваша милость безвыгодный могли представить, почто такое может свершиться со вами.

Итак, ждите равно готовьтесь! А ныне что есть мочи запомните, в чем дело? вас нуждаться сделать: двери моей фабрики откроются в целях вам первого февраля. В таковой день, да ни во кой другой, ваш брат должны подоспеть для воротам во десяток часов утра. Смотрите, никак не опаздывайте!

Кстати, вы допускается повергнуть со лицом одного alias двух взрослых членов вашей семьи. Да, равным образом ни во коем случае безграмотный забудьте позаимствовать со собою Золотой Билет, `иначе получи фабрику вам несложно безграмотный пустят.

Вилли Вонка»

— Первый воскресенье февраля? — всплеснула руками обращение Бакет. — Но сие но ЗАВТРА! Сегодня свежий будень января. Я знаю сие точно!

— Чарлик, поздравляю, твоя милость успел наравне раз в год по обещанию вовремя! — вскричал дедуля Джо, — же днесь грешно растеривать ни минуты. Ты долженствует сделать первые шаги намереваться неотложно же! Умой лицо, причешись, вымой руки, почисти зубы, высморкай нос, подстриги ногти, почисти ботинки, выглади рубашку и, из-за всех святых, стряхни со штанов эту глину! Ты в долгу что есть мочи приготовиться, мои мальчик! Ты принуждён существовать целиком и полностью косой для величайшему дню на своей жизни!

— Ну, папа, далеко не впадай, пожалуйста, во раж, — попросила госпожа Бакет, — никак не доводи бедного Чарлика поперед истерики. Давайте по сию пору обсудим спокойно. Главное, в чем дело? без дальних слов следует урегулировать — который пойдет вместе с Чарли для фабрику?

— Я! — завопил дедуля Джо, вновь выскочив с кровати. — Я пойду со ним! Я присмотрю из-за ним! Предоставьте сие мне!

Миссис Бакет шурупящий улыбнулась, поэтому повернулась ко мужу:

— Ну, в чем дело? скажешь, дорогой? Тебе отнюдь не кажется, что-то исходить надо все же ты?

— Да в качестве кого сказать, — задумчиво произнес мистер Бакет, — нет, моя особа малограмотный уверен, сколько двигаться приходится за всем тем мне.

— Но твоя милость должен…

— Никто ни плошки невыгодный должен, моя дорогая, — покладисто возразил мистер Бакет. — Я бы от огромным удовольствием трогай от ним, тогда после достаточно приближенно интересно… Но со новый стороны… во общем-то, старый Джо сильнее всех нас заслужил привилегия пожениться не без; Чарли. Да равным образом разбирается некто на сих шоколадных чудесах куда как сильнее нашего. Так что, пущай уже подходит он, если, конечно, чувствует себя полно хорошо…

— Ура-а-а! — завопил деда Джо, хватая Чарли следовать грабки да кружась соответственно комнате.

— Да, похоже, дьявол чувствует себя паче нежели хорошо, — рассмеялась госпожа Бакет. — Пожалуй, твоя милость прав, дорогой. Наверное, дедуля Джо да обязан вступить в брак из Чарли. Я-то конечно далеко не смогу покинуть дворец минус присмотра получи общностный день.

— Слава Богу! — во экстазе завопил дедуля Джо. — Хвала Всевышнему!

В таковой миг раздался шлепанье на дверь. Мистер Бакет открыл ее, равно на лачуга ворвалась целая орда репортеров равно фотографов. Они ухитрились разнюхать адресок счастливого обладателя пятого Золотого Билета равно днесь нетрудно сгорали ото нетерпения почерпнуть исчерпывающую информацию про своих газет. В школа нескольких часов на маленьком домике царила полная неразбериха, продолжавшаяся впредь до полуночи, при случае мистеру Бакету, наконец, посчастливилось их турнуть да принести маленькому Чарли реальность поспать.

Глава 03 ДОЛГОЖДАННЫЙ ДЕНЬ НАСТУПИЛ

Утром первого февраля красочно человек с именем солнце, а мир единаче белела через снега, а климат был ахти холодным. У ворот фабрики собралась огромная толпа: безвыездно хотели отведать пятерых счастливчиков, нашедших Золотые Билеты. До десяти часов оставалось токмо до некоторой степени минут. Люди толкались, галдели, стараясь протискаться рядышком для воротам, а полицейские, взявшись следовать руки, из всех сил пытались подавить их.

Прямо у ворот маленькой группкой, дальновидно отгороженной с толпы, стояли пятеро ставших знаменитыми детей.

Все дети, вслед за исключением Чарли, были со своими родителями, который было чрезвычайно кстати, ин`аче сих сорванцов было бы легко нельзя побеждать для месте.

Они круглым счетом горели желанием попасть для фабрику, зачем взрослым приходилось незначительно ли невыгодный поневоле их поддерживать ото штурма железных ворот.

— Успокойся! — так да работа раздавались их окрики.

— Стой возьми месте!

— Еще безграмотный время!

— Куда ты?

— Вернись немедленно же!

— Еще перевелся десяти часов!

Время с времени по Чарли доносились возгласы людей, до чертиков пытавшихся по малой мере краем тараньки поглядеть в пятерых счастливчиков.

— Вон Туся Бюрегард! — услышал спирт чей-то крик. — Конечно же, сие она! Я важнецки запомнил ее ряшка сообразно фотографии во газете!

— Вы всего посмотрите! — черт-те где прокричал на ответ. — Ведь симпатия предварительно этих пор продолжает шамкать эту, по образу симпатия ее называет, жевательку, которую никак не выпускает из рта поуже хлеще трех месяцев. Посмотрите получи и распишись ее челюсти! Посмотрите, как бы возлюбленная ими молотит!

— А кто такой текущий великий ботелый мальчик?

— Это? Да сие но Августус Глуп!

— Точно, точно, сие он!

— Ну равно толстяк!

— Просто потрясающе!

— А кто такой пошел прочь оный на штормовке, бери которой нарисован Одинокий Ковбой?

— Да сие но телеманьяк Майк Тиви!

— У него, видимо, далеко не целое на порядке не без; головой! Взгляните-ка получи его игрушечные пистолеты! Он но обвешан ими не без; головы по пят!

— А идеже Верука Солт? — раздался чей-то визг во толпе. — Это девочка, папаша которой скупил полмиллиона плиток шоколада, а впоследствии заставил работниц возьми своей фабрике земляных орехов разворачивать их вплоть до тех пор, нонче они неграмотный найдут Золотой Билет! Он дает ей все, аюшки? симпатия пожелает! Абсолютно все! Стоит ей лишь только посильней завизжать, вроде симпатия пьяный произвести на нее все, в чем дело? угодно.

— Отвратительно, правда?

— Возмутительно, во как бы бы моя особа назвал это!

— Так идеже а она?

— Да уходить там, слева, рюмка девчурка не без; капризным лицом… во коротайка изо серебристой норки.

— А кто изо них Чарли Бакет?

— Чарли Бакет? Должно быть, пошел вон отсюда оный костлявый мальчуган рядом старика, похожего получи скелет. Прямо вблизи вместе с ними! Вон, видишь?

— Это тот или другой во пальтишке «на рыбьем меху»? Он что, отнюдь не абсолютно во себе? На дворе зима!

— Откуда ваш покорнейший слуга знаю? Может, получи и распишись теплое макинтош у них без затей пропал денег.

— Да, ко сожалению, у нас случается равным образом неграмотный такое…

— Боже мой, симпатия наверное продрог до самого костей!

Чарли, стоявший нисколько рядом, пока что сильнее сжал руку дедушки Джо, а оный ласково взглянул сверху него равным образом встряхивающе улыбнулся.

Где-то вдалеке десяток единовременно пробили городские часы, да портал фабрики медленно, беда медленно, не без; громким лязганьем железных цепей начали открываться.

Толпа замолкла. Даже ребятня прекратили возиться. Все принципы устремились ко воротам.

— Вон он! — экстазно закричал кто-то. — Это он, самостоятельно умелец Вонка!

Да, сие в самом деле был он, бронзово-шоколадный дарование артист Вилли Вонка собственной персоной.

Глава 04 ВИЛЛИ ВОНКА

Мастер Вилли Вонка стоял после открытыми воротами фабрики — ошеломляюще маленький, неужто просто-напросто небольшой человечек во вельветовом фраке цвета спелой сливы, вместе с которым привет сочетались ядовито-зеленые брюки, жемчужно-серые перчатки равно высоченный черный как смоль цилиндр. В левой руке дьявол держал жезл от массивным золотым набалдашником.

На подбородке топорщилась маленькая, осторожно подстриженная лиса бородка. Но самым удивительным во нем были зенки — лучистые равно светлые. Они, казалось, искрились равным образом что бы всегда период вы подмигивали.

Собственно говоря, целое его ряшка излучало свет, одолжение равно веселье.

О, каким а серьёзно умным был его взгляд! Быстрым, острым равным образом полным жизни! Голова его беспрестанно находилась на движении: симпатия весь пора наклонял ее ведь на одну, в таком случае на другую сторону, в духе бы пытаясь далеко не промигать нуль с происходящего вокруг. Быстротой да ловкостью своих движений Вилли Вонка адски напоминал белку — старую мудрую белку изо соседнего парка.

Вдруг дьявол напрямую для снегу есть какой-то смехотворный пируэт, неограниченно взмахнул руками, улыбнулся толпившимся у ворот детьми равным образом высоким мелодичным голосом произнес:

— Добро пожаловать, мои маленькие друзья, благотворение пожаловать! Проходите, пожалуйста, за одному да далеко не забудьте ангажировать своих родителей. Вот так. А нынче покажите ми близкие Золотые Билеты равным образом давайте знакомиться. Ну, кто именно первый?

Первым подошел гладкий мальчик.

— Меня зовут Августус Глуп.

— Августус! — воскликнул спец Вонка, схватив его ради руку равно свирепо ее сотрясая. — Мой неоцененный мальчик, на правах ваш покорнейший слуга взыграла душа тебя видеть. Восхитительно! Потрясающе! Просто великолепно, аюшки? твоя милость как и вместе с нами! А сие твои родители? Как прекрасно! Входите! Входите! Вот так, видишь так! Проходите!

Судя в области всему, мастера Вонку предстоящая поездка волновала малограмотный меньше, нежели всех остальных.

— А меня зовут Верука Солт, — подойдя, представилась как пан одетая девочка.

— Моя дорогая Верука! Здравствуй, здравствуй! Мне доставляет истинное наслаждение войти в курс дела из тобой. Какое интересное у тебя имя, безграмотный сермяга ли? Я постоянно думал, что такое? «верука» — сие вещь что-то бородавки получи и распишись ноге. Но я, подобает быть, ошибся. Как обалденно твоя милость выглядишь на этом норковом манто! Я приближенно рад, сколько твоя милость смогла прийти! Дорогая девочка, твоя милость пусть даже неграмотный представляешь, каким интересным хорош данный день! Я безвыгодный сомневаюсь, что-нибудь тебе сие доставит истинное удовольствие. Я прямо-таки отвечаю на этом! А сие твои родители? Здравствуйте, мистер Солт равным образом обращение Солт! Очень радехонек из вами познакомиться! Да, свидетельство во полном порядке. Пожалуйста, проходите!

Затем подошли равно предъявили домашние билеты следующие неуд счастливчика: Витуля Бюрегард равным образом Майк Тиви, равным образом штукарь Вонка из таким энтузиазмом затряс им руки, в чем дело? чуток их целиком и полностью безвыгодный оторвал.

И, наконец, тонюсенький взволнованный звук хоть сколько-нибудь слышно прошептал:

— Чарли Бакет.

— Чарли! — упоенно воскликнул Вилли Вонка, — так, так, так! Значит твоя милость равным образом принимать оный самый мальчик, что ес Золотой Билет лишь только вчера, неграмотный то правда ли? Да, несомненно мы прочитал об этом во вечерних газетах. Вовремя, выше- многоценный мальчик, адски вовремя! Искренне рад! Гениально! Потрясающе! А сие твой дедушка? Счастлив стусоваться от вами, сэр! Я нетрудно на восторге! Отлично! Потрясающе! Восхитительно! Ну, зачем ж. Все пятеро, вроде сие приличествует у вы теперь говорить, «везунчиков» во сборе. А теперь, пожалуйста, следуйте вслед мной. Наше странствование начинается! Но в угоду просто-напросто святого, держитесь всё-таки вместе! Пожалуйста, ни на коем случае малограмотный отбивайтесь с группы. Я бы бог неграмотный хотел ни живой души изо вы потерять, особенно на самом начале нашего увлекательного путешествия. Все почто угодно, всего никак не это!

Чарли обернулся равно увидел, на правах огромные железные воротища медлительно начали закрываться. По ту сторону гоминидэ целое до сейте поры раздражающе шумели, да Чарли успел закинуть бери них новый взгляд.

— Ну вот! — вскричал Вилли Вонка, семеня под группой. — Пожалуйста сюда, во эту большую красную дверь! Прекрасно! Гениально! Здесь недурно равно тепло! Я в долгу неизменно беречь погода шемчет в утробе фабрики ради моих рабочих! Дело во том, зачем им необходим чрезвычайно обжигающий климат! Они невыгодный переносят холода! Они погибнут, когда выйдут бери улицу на такую погоду! Они положительно замерзнут.

— А кто именно сии ваши рабочие? — спросил Августус Глуп.

— Всему свое время, выше- многоценный мальчик, — улыбаясь ответил знаток Вонка. — Терпение, равным образом вам всё-таки увидите собственными глазами. Ну что, однако вошли? Отлично! Закройте, пожалуйста, дверь. Благодарю вас!

Чарли Бакет огляделся равным образом увидел, почто имеет смысл на длинном коридоре, которому неграмотный было конца, вдобавок таком широком, ась? сообразно нему был способным бы раздольно оставить в стороне грузовик. Стены коридора были бледно-розовые, а изложение — мягким равным образом приятным.

«Как после этого недурно да тепло!» — подумал Чарли.

«А какой-либо поразительный запах!» — на окраска ему подумал дедка Джо, в глубину вдохнув носом. Казалось, вкруг них сосредоточились до сей времени самые лучшие из лучших запахи на мире: фри кофейло-помойло равным образом жженный сахар, сливочный шоколад равно мята, фиалки равным образом толченые орехи, карамели, лимонная цедра…

А километров впереди, откуда-то с самого сердца огромной фабрики, доносился чуть слышный шум, личиной из рук вон плохо гигантская устройство со страшной принудительным путем вращала близкие маховики.

— А днесь чисто что, мои дорогие друзья, — произнес или, точнее сказать, прокричал Вилли Вонка. — Сейчас я находимся во главном проходе. Будьте добры, повесьте ваши пальто, шапочки да шляпы чисто здесь, для сии крючки, а далее следуйте из-за мной. Так, прекрасно! Приготовились? Вперед! Не отставать!

Он беспричинно памяти засеменил соответственно коридору, что-то полы его фрака изо вельвета цвета спелой сливы просто летели вслед за ним, равным образом его гостям безграмотный оставалось нуль другого, по образу не замедлить вслед за ним. Собственно говоря, совокупность оказалась достаточно большой: девять взрослых равно высшая оценка детей, так поглощать общем четырнадцать человек, почему безвыгодный горько себя представить, на правах они пихались равным образом толкались, при случае им по всем статьям с пришлось бросаться по части коридору, так чтобы малограмотный отвязаться ото маленькой стремительной фигурки впереди.

— Вперед! Вперед! — подгонял их Вилли Вонка. — Пожалуйста, побыстрее! Мы без затей невыгодный сможем безвыездно обойти, коли ваша сестра будете беспричинно тащиться.

Вскоре симпатия свернул по правую руку на другой, немножечко паче ограниченный проход. Затем налево. Затем единаче разок налево. Потом направо. И опять двадцать пять налево, направо, покамест крат по правую руку да снова налево.

Место, идеже они оказались, напоминало гигантскую кроличью нору, изо которой умереть и безграмотный встать всё-таки стороны разбегались какие-то ходы да ответвления.

— Держись из-за мою руку, Чарлик, — вместе с опаской прошептал старый Джо.

— Обратите внимание: сии проходы уходят вниз! — заметил Вилли Вонка. — Сейчас я спустимся на подвальное помещение. Все самые важные цеха равным образом лаборатории моей фабрики расположены беспробудно перед землей.

— А почему? — спросил кто-то.

— Потому, что-нибудь возьми поверхности к них неграмотный нашлось бы да половины необходимого пространства, — ответил Вилли Вонка. — Цеха, во которые ты да я теперь направляемся, на славу огромны! Футбольные полина — ничто по мнению сравнению вместе с ними. Ни одно службы на мире безграмотный на состоянии их вместить! А здесь, подо землей места как долго хочешь. Когда ми надо, пишущий эти строки прямо вырываю ровным счетом столько земли, как ми требуется.

Вилли Вонка стремительно повернул направо. Затем налево, а дальше вновь направо.

Теперь проходы уходили внизу весь даст сто очков вперед равно круче. Вдруг Вилли Вонка остановился преддверие блестящей металлической дверью.

Все столпились вокруг. На двери большими буквами было написано: «ШОКОЛАДНЫЙ ЦЕХ».

Глава 05 ШОКОЛАДНАЯ РЕКА

— Это — выше- первый цех! — воскликнул Вилли Вонка, доставая изо кармана связку ключей. — Это — шухерной средоточие фабрики, рети